Содержание

книга первая:

книга вторая:

  • IX. Школа Богинь
  • X. Артемида после школы
  • XI. Возвращение домой
  • XII. Сон Афины
  • XIII. Прогулка с Посейдоном
  • XIV. Урок музыки
  • XV. Пергамент Диониса
  • XVI. Между уроков
  • XVII. Откровения Афродиты

книга третья:

  • XVIII. Арифметика
  • XIX. Мастерство Гефеста
  • XX. Освобождение от уроков
  • XXI. Сады Окрополя
  • XXII. Просьба Аида
  • XXIII. По следам Артемиды
  • XXIV. Встреча с Аресом
  • XXV. Невинные жертвы
  • XXVI. Побег за помощью

книга четвертая:

  • XXVII. Сила Афины
  • XXVIII. Вечерний ужин
  • XXIX. Деметра
  • XXX. Дочь Посейдона
  • XXXI. Совет Богов
  • XXXII. Актерское мастерство
  • XXXIII. Таланты Гермеса
  • XXXIV. Пойманная искра

книга пятая:

  • XXXV. Выдумки Афродиты
  • XXXVI. Слабости Апполона
  • XXXVII. Утренний танец
  • XXXVIII. Горячее сердце
  • XXXIX. Ледяные глаза
  • XXXX. Сыновья моря
  • XXXXI. Стихи наизусть
  • XXXXII. Покровительница струн
  • XXXXIII. Друг для друга

Глава I. Происхождение Дня и Ночи

Наша история начинается со времени, когда все дочери Зевса и Геры уже ходили в школу.

Тогда было всего пять уроков и проходили они не каждый день. Они изучали чтение, письмо, арифметику, музыкальные инструменты, и актёрское мастерство. Юные Боги и Богини учились все вместе. Учеба проходила на территориях Олимпа. Каждый урок был в разных частях Акрополя. Ученики ходили от урока к уроку по красивым тропинкам из камня. Тропинки проходили мимо различных фруктовых садов и полей. Вокруг Акрополя находились леса.

Артемида очень любила после школы понаблюдать за дикими животными. Несмотря на запрет Старших Богов посещать детям такие дальние территории, Артемиде удавалось ненадолго сбежать куда-нибудь. Запрет выходить за территории Акрополя ввели Зевс, Посейдон и Аид. Они объясняли свой запрет детям тем, что они юные ученики, не остановили своего развития и им нужно пройти Школу для того, чтобы справляться с любыми задачами в дальнейшей Жизни на Олимпе. Пока они были слишком малы. Дети учились сами. Учились понимать, что новые знания посетили их умы, и они научились ими пользоваться. Истинным знанием Боги считали лишь самообучение, путь, который каждый проходит с самого начала, неумения, и до овладевания навыком до того уровня, чтобы делать его было легко и всё становилось получаться.

Самой юной была Афродита, и ей было всего семь лет. Это было любимое число Афродиты, от чего она очень гордилась своим возрастом и считала его самым прекрасным. Цифра 7 для нее была отражением самого лучшего выбора. Она очень не любила считать, и каждый раз останавливалась на втором пальчике левой руки, когда пыталась сосчитать до десяти. Она объяснялась так: «у нас есть две руки, одну руку мы считаем полностью, все пять пальчиков. Но у нас две руки, это ровно половина. Мало. Шестой пальчик тоже мало, мы берем всего лишь один от второй руки. Три пальчика и целая ладонь — это значит восемь. Это много. Так как два пальчика остаются намного меньшим от всех, которые мы посчитали. А я люблю, когда мы берем два пальчика второй руки. Получается семь. Остается три несосчитанных пальчика. Три это много! Это больше половины пальчиков на руке, которые у тебя есть. Нас три сестры. Нам никогда не бывает скучно, когда родителей нет рядом. Семь. Я люблю семь. Это достаточно много. А большего мне и не надо».

Только есть одно «но», именно завтра Афродите исполнялось восемь лет.

Вечером, когда уже начинало темнеть, а в горах Солнце быстрее заходит за горизонт, и был близок сон, она не смогла оставаться наедине с собой и отправилась поделиться своим горем к своей маме, Гере.

Афродита быстренько прибежала в родительский дом. Он находился не далеко от дома, в котором жили три сестры. Они жили отдельно, потому что Боги, наблюдая со стороны, растили своих детей самостоятельными с самого их рождения, чтобы каждый узнавал Мир сам, и жил так, как ему нравится.

— Мааам, — тихо прошептала она Гере на ушко. — Завтра мне станет 8 лет, и, мне кажется, я перестану быть счастливой. Всё. Уходит детство, впереди долгая и нудная Жизнь. В свои 6 лет, я познала, что такое любовь. — Это, когда у вас двоих есть своя собственная жизнь, которая немногим больше половинки, но именно этой половинки и не хватает для того, чтобы жить счастливо. В семь лет я познала, что такое быть счастливой. В слове «счастье» — 7 букв. Я не хочу иначе. Я хочу остаться третьей великой силой, рожденной в честь Эрос.

Афродита немного вздохнула и продолжила….

— Только посчитай. Хаос — Жизнь. Тартар — бездна — «бррр». Эреб — мрак — «фу». Нюкта — ночь. Гемера — День. Солнце — Гелиос. И Эрос — Любовь. Всё. Семь сил. Больше не бывает. Без любви всё не имеет смысла. И не нужна мне ваша вечность — восемь букв, глупость какая-то — тебе не кажется, что это много? Я люблю Семь! Вы мне сказали, что я рождена для счастья! Я счастлива в Семь! Всё.

— Что ты, лучик ты мой маленький? — начала Гера, улыбнувшись и раскрыв глаза, — Завтра тебе 8 лет, и именно с этого возраста ты перестанешь забывать всё то, что дорого тебе. 8 – это бесконечность. Восьмым появилось Время — Хронос — это то, что скрепило все силы в себе и понесло далеко-далеко вперед. Именно статую Хроноса мы установили в Парфеноне, отдали честь тому, без чего Жизнь невозможна. Смотри. Вот твоя ладошка — это пять — Жизнь. Любовь. Счастье. Навсегда. Сколько получилось?

— Во-осемь…

— Умница.

Афродита надула губы и жалостливыми глазами смотрела на свою маму, она так и не нашлась, что ей ответить, но было видно, что что-то заставляло её грустить. Афродита так любила число 7, что искала его везде, плела венки на голову из семи цветов, которые украшали голову так, что требовалось ни больше, ни меньше цветов, ровно семь. Пила по семь глотков воды, чтобы вдоволь напиться, ела по семь фруктов в садах, чтобы наесться. Она знала, что это идеальное число.

— Иди сегодня спать, а завтра будет прекрасный день. Такой день лишь раз в году, его нужно ждать! Завтра ты получишь подарки, солнышко. А сейчас слишком поздно и тебе давно уже пора спать. Завтра мы покажем, как сильно любим тебя, маленькая моя, а сейчас нам нужно выспаться. Хорошо? — Гера погладила по голове свою дочь и нежно поцеловала её в щечку, тихо прошептав на ушко.